Страницы

воскресенье, 5 июня 2016 г.

ЭТА.42. Финал тысячелетия



Смерть в январе 1998 советника «Народной Партии» с Сарауце, и другого деятеля PP в Севилье, - в ходе покушения так же погибла его жена, - а так же резкое увеличение количества саботажных акций, казалось бы, демонстрировали бесплодие репрессивной политики властей. Но с другой стороны, после ареста руководства, политический потенциал легального авангарда «националистической левой», - Herri Batasuna, - значительно снизился. В этот же момент ликвидируется тюремный фронт «этаррас», оказавшийся неспособным предотвратить «распыление» баскских политических заключённых по испанским тюрьмам. Тем не менее, все эти негативные факторы отнюдь не привели к исчезновению ЭТА, которая, как уже было указано, продолжала демонстрировать военный потенциал.


Всё это весьма нервировало Мадрид, который продолжал отвергать саму возможность переговоров с «этаррас», перечёркивая все предложения о политическом решении конфликта. Таким образом, ответом правительства вновь становится усиление репрессивных акций, вплоть до не вполне законных, вроде угроз, физического насилия и разграбления политических штабов. В ходе этих операций разгрому подвергаются региональные штабы ЭТА в Андалусии и Арабе, обнаруженные чисто случайно, благодаря системе прослушивания, установленной в представительствах HB в Гастейсе и Бильбао.

Логично, что «этаррас», оправившись от ударов государства, в специальном коммюнике констатировали, что политическая ситуация ещё не дозрела до полного прекращения боевых действий, подкрепив свои слова покушением 6 мая 1998 в Памплоне на советника консервативного «Народного Союза Наварры» Томаса Кабальеро, а двумя днями спустя осуществив убийство младшего лейтенанта гражданской гвардии в Гастейсе. Отклик на две эти акции со стороны правительства не заставил себя долго ждать. Президент в своём специальном обращении выразился предельно прямо:

«Испания не будет уступать, Страна Басков не будет страдать, государство не будет колебаться, правительство не будет говорить ни с ЭТА, ни с Herri Batasuna, чьё место в тюрьме, где они, в конечном итоге, и окажутся».

Угрозы президента тюремным заключением в отношении деятелей легальной политической партии (HB) не вызвали никакого гнева или негодования, ни у испанской прессы, ни у европейской общественности. В дальнейшем антиконституционные акты, направленные против баскской оппозиции повторялись: так, 15 июля, безо всякого судебного разбирательства, была закрыта легальная газета «Egin», квалифицированная правительством как «орган информационной пропаганды ЭТА». В ответ на это, «националистическая левая» бросила клич по Стране Басков и уже 30 июля на организацию новой газеты «Gara» было собрано более 100 миллионов песет (порядка 6 миллионов евро).

5 июня оперативное мероприятие «Эрцаинцы» по разгрому конспиративной квартиры ЭТА заканчивается гибелью комбатанта Иначи Себерио, в чьё тело попало 24 пули. Спустя 20 дней с помощью «мото-бомбы» был убит мэр города Эррентерия и одновременно руководитель местного отделения «Народной Партии» Хосе Луис Самарреньо. Причём покушение произошло в момент, когда в центре Сан-Себастьяна происходила очередная, транслируемая в прямом эфире, манифестация против терроризма, собравшая всего пять тысяч человек. Спустя несколько дней аналогичное фиаско повторилось на мероприятии, посвящённом первой годовщине гибели Мигеля Анхеля Бланко. Никакие усилия правительства по нагнетанию истерики не помогали – раз за разом подобные сборища становились всё менее и менее многолюдными.

16 сентября 1998 как гром среди ясного неба грянула новость: ЭТА впервые в своей истории объявляет об одностороннем и бессрочном прекращении огня; решении, базирующемся на анализе новой ситуации в стране. Испанские партии пребывали в недоумении, поскольку никаких предпосылок само правительство к перемирию не давало.

На самом деле, прекращению огня предшествовало подписание 12 сентября всеми ключевыми баскскими организациями (НБП, HB, социал-демократическими «Eusko Alkartasuna» и «Ezker Batua» и синдикатом LAB) в городе Эстелье специального пакта, в котором анализировалась ситуация в Северной Ирландии и подчёркивалась необходимость политического решения конфликта.

В этом же месяце начались и первые встречи в загородном домике под Бургосом между представителями правящей «Народной Партии» и руководством ЭТА и HB, результатом которых стало возвращение в Страну Басков 135 политических заключённых, разбросанных по испанским тюрьмам. Начался длительный период взаимодействия политических сил в деле поиска компромиссного варианта разрешения баскского конфликта. «Этаррас» фактически полностью прекратили свою боевую деятельность, и лишь периодические вылазки абсолютно неподконтрольных радикалов «kale barroka» будоражили общественное мнение на протяжении 1999 года.