Страницы

суббота, 12 марта 2016 г.

ЭТА.31.Некоторые успехи



К концу 1981 года электростанция в Лемойсе практически остановила свою работу. Смерть инженера Рьяна, а так же многочисленные угрозы «этаррас» сделали своё дело – техники и инженеры банально увольнялись, а на их место уже не приходил никто. Однако не все были рады закрытию проекта. В частности, Националистическая Баскская Партия, взявшая на себя роль «политического адвоката» электрокорпорации «Iberduero», развила бурную пропагандистскую деятельность, силясь доказать баскскому обществу что автономии до зарезу необходима атомная станция.

В начале 1982 года неизбежность возобновления работ на энергоблоке стала очевидной, поэтому акты протесты умножились в геометрической прогрессии: начиная от порчи электрооборудования, заканчивая массовыми невыплатами по квитанциям за электроэнергию. Сопровождали весь этот шквал народного недовольства многолюдные манифестации и десятки саботажных актов, осуществлённых «этаррас» и «автономами». Чтобы понять, насколько силён был натиск, можно привести цифры из доклада самой корпорации «Iberduero», которая официально сообщила, что только к середине 1981 года «террористами» было совершено более 250 различных нападений на собственность компании. К этому вполне справедливо будет прибавить ещё несколько сотен атак, осуществлённых в следующие полгода.


Жирная точка в вопросе об атомизации Страны Басков была поставлена 5 мая 1982 года, когда группой «этаррас» в Бильбао был расстрелян инженер Анхель Паскаль, непосредственный директор электростанции в Лемойсе. Пять дней спустя коллектив технических специалистов станции заявил об окончательном и бесповоротном уходе в связи с невозможностью пребывания в Стране Басков «в нынешних обстоятельствах». 12 числа компания остановила все работы. Несмотря на уверения правительства в поддержке проекта, «Iberduero» отказалась возобновлять деятельность на энергоблоке. Но до тех пор, пока в октябре 1983 года не был подписан мораторий на использование в Стране Басков атомной энергии, ЭТА продолжала осуществлять, - правда, с меньшей интенсивностью, - акции против корпорации.

Закрытие реактора в Лемойсе стоило жизни множеству рабочих и нескольким комбатантам организации. Материальный ущерб от атак был просто неисчислим, поскольку в общую сумму должен входить не только непосредственный урон от нападений, но и расходы на реконструкцию и содержание огромного аппарата безопасности. Предположительно, благодаря деятельности «этаррас» компания обеднела на несколько сотен миллиардов песет. И, нужно заметить особо, именно вооружённые действия, а не общественные протесты и народные мобилизации стали подлинной причиной закрытия энергоблока, а затем и наложения моратория. Успешное завершение кампании в Лемойсе укрепило позиции сторонников вооружённой борьбы, а так же подняло моральный престиж ЭТА, несмотря на гибель ни в чём не повинных многочисленных рабочих, убитых бомбами и пулями «этаррас» за эти годы.

Борьба против реактора уносила большую часть взрывных запасов организации, однако наиболее мощный акт саботажа был направлен отнюдь не против энергетиков. Ночью 18 апреля 1982 года в Мадриде, на улице Риос Росас команда из восьми человек врывается в главный телекоммуникационный центр страны. Обезвредив охрану и разместив близ технических установок шесть зарядов пластиковой взрывчатки, общим эквивалентом в 170 килограмм тротила,  «этаррас» удалились. Результаты акции впечатляющи: мало того, что был нанесён ущерб более чем в миллиард песет, а практически по всей стране прервалась телефонная связь, так ещё и нападавшие сумели успешно скрыться.

Операция была охарактеризована как атака против олигархии, которая, совместно с армией, несёт прямую ответственность за эскалацию конфликта в Стране Басков. Во вторую половину 1982 года «этаррас» продолжили свои нападения на олигархов, посредством физического уничтожения отделений крупнейших банков страны: таким образом, в рамках этой кампании были исполнены 56 подрывов.

Что касается главного фронта, - борьбы против репрессивных органов государства, - то здесь так же наблюдалась завидная стабильность. Несмотря на то, что атаки утеряли интенсивность прошлых лет, по-прежнему гремели взрывы и свистели пули, по-прежнему из Страны Басков домой в гробах уезжали испанские полицейские. Только за первые полгода 1982 «этаррас» убили 13 сотрудников гражданской гвардии и полиции, в том числе шефа муниципальной полиции в Баракальдо 30 июня.

Несмотря на то, что ЭТА в 82 исполнила гораздо меньше акций, нежели в прошлые годы, характер многих из них стал более профессиональным и носил отпечаток мощного технического потенциала боевых команд. К примеру, в преддверии «Дня Нации», который подвергся такому же давлению правительства, что и во времена франкизма, ЭТА осуществила несколько атак с помощью гранатомётов. 14 апреля «этаррас» успешно атаковали казармы гражданской гвардии в Инчауррондо. Спустя два дня боевая команда неудачно обстреляла автобус с военнослужащими в Барселоне. 17 апреля выстрелом из гранатомёта была уничтожена полицейская танкетка в Памплоне (при этом один агент был убит), а в тот же день в Бильбао и Алгорте из гранатомётов были обстреляны казармы гвардейцев. 18 апреля, в тот же день, когда произошёл саботаж в Мадриде, «этаррс» атаковали казарму в Эйбаре. И подобного рода операции, с применением подствольных и противотанковых гранатомётов РПГ-7 советского производства, продолжались на протяжении всего года. Другими новинками 1982 года стало использование снайперской винтовки с оптическим прицелом, из которой был убит агент гражданской гвардии в Пасайе, а так же дебютное использование заминированного автомобиля в ходе атаки против фургона национальной полиции.

На пропагандистском фронте «этаррас» дали ход весьма своеобразной инициативе, которая использовалась затем в течение трёх лет: распространению с помощью перемещавшихся радиопередатчиков программ собственного производства. Организация уведомляла население об очередном выпуске посредством распространения пропагандистских материалов, а в назначенный день программа выходила в эфир. Начиная с 1983 года программа передач «стабилизировалась»: очередной выпуск выходил каждую последнюю среду месяца.

Что касается финансового вопроса, то он был разрешён «этаррас» посредством получения выкупа в размере 500 миллионов в обмен на жизнь баскского промышленника Хосе Антонио Липперэйде, похищенного 5 января и освобождённого ровно через месяц. Помимо этого касса организации стабильно пополнялась за счёт проводившихся время от времени кампаний по сбору «революционного налога», во время которых комбатанты осуществляли атаки против собственности несговорчивых предпринимателей и бизнесменов.

ЭТА (p-m), которая, как мы помним, приняла решение вернуться к вооружённой борьбе, порвав со своим политическим крылом, за счёт своей слабости не могли поддерживать столь же высокий градус конфронтации, что и ЭТА. После первой своей операции, - подрыва полицейского участка в Бильбао 5 марта, - «polimilis» сконцентрировались на укреплении своего аппарата, в контексте чего были осуществлены похищения трёх бизнесменов средней руки.

Однако неожиданно перед организацией встали две проблемы. Во-первых, утеряв политическое крыло в виде EIA, «polimilis» оказались не в состоянии донести до масс собственную стратегию, то есть не могли рассчитывать на массовую поддержку своей вооружённой борьбы. Несмотря на попытки наладить взаимодействие с LAIA или некоторыми секторами «Herri Batasuna», ЭТА (p-m) не сумела связать свою вооружённую практику с солидным политическим проектом, что в дальнейшем послужит медленному вымиранию организации.

Второй проблемой было сохранение структуры, механизмы функционирования которой были известны тем из «polimilis», кто принял решение отказаться от вооруженной борьбы, кто постоянно чувствовал на себе тень подозрения со стороны своих бывших товарищей после каждого ареста или разгрома полицией очередной конспиративной квартиры. В апреле 1982 года организация пережила тяжёлый удар, когда были арестованы более двадцати комбатантов и открыты два дома в Байоне и Даксе, служившие в качестве базы для проведения военно-технического обучения и склада пропагандистских материалов. Вслед за этим в лапы полиции попалась так называемая «электронно-техническая команда», а так же шестеро боевиков, схваченных при попытке ограбления банка в Андорре. Все эти факты товарищи из ЭТА (p-m) списывали на происки «предателей» из EIA, EE и «zazpikis».

Однако, 16 июля, с одновременным подрывом в разных концах Страны Басков 18 представительств испанской администрации, «polimilis» возвращаются на «большую сцену».